Навигация
Главная
О Матери
Библиотека
Медиатека
- - - - - - - - - - - - - - -
In English
- - - - - - - - - - - - - - -
Ссылки
О нас
- - - - - - - - - - - - - - -
Контакты
У нас побывало
14524517 посетителей
Кто он-лайн
Сейчас на сайте:
Гостей - 4
и пользователей - 1
Миф арийского вторжения в Индию | Версия для печати |

Дэвид Фроли

Одним из основных представлений, которое объясняло и, в целом, обесценило древнюю историю Индии, является теория вторжения Ариев. Согласно этому мнению, около 1500–1000 гг. до н.э. кочевые племена светлокожих индоевропейцев из Центральной Азии вторглись в Индию и покорили ее, завоевав затем более раннюю и развитую темнокожую Дравидскую цивилизацию, от которой они взяли то, что позднее стало индусской культурой. Считается, что свидетельствами этой, так называемой доарийской, цивилизации являются городские руины того, что было названо «культурой долины Инда» (т. к. большинство первоначальных построек располагалось на реке Инд). Война между силами света и тьмы, преобладающая идея в древних арийских ведических священных писаниях, была, таким образом, интерпретирована как война между светло- и темнокожими людьми. Теория вторжения Ариев, таким образом, превратила «Веды», подлинные священные писания древней Индии и индоариев, в незначительные, более чем примитивные поэмы нецивилизованных захватчиков.

Эта идея — полностью чуждая истории Индии, северной ли, южной ли — стала почти неоспоримой истиной при интерпретации древней истории. Сегодня, когда почти все доводы в ее предполагаемую обоснованность были опровергнуты, даже крупные западные ученые начинают, наконец, подвергать ее сомнению.

В этой статье мы подведем итог основным возникшим положениям. Это сложная тема, которая глубоко рассмотрена в моей книге «Боги, Мудрецы и короли: ведические секреты древней цивилизации» (Gods, Sages and Kings: Vedic Secret of Ancient Civilization), предназначенной тем, кто заинтересован в дальнейшей проверке этого предмета.

Культура долины Инда была объявлена доарийской по нескольким причинам, которые представляли значительную часть культурной среды европейского мышления 19 века. Так как ученые, последователи Макса Мюллера, решили, что Арии пришли в Индию около 1500 года до н.э., и, поскольку, культура долины Инда была более ранней по возрасту, они заключили, что эта культура должна быть доарийской. Однако же, логическое обоснование, стоящее за последней датой в отношении ведийской культуры, данное Мюллером, было полностью умозрительным. Макс Мюллер, подобно многим ученым-христианам его эпохи, верил в Библейскую хронологию. Согласно этой хронологии, мир был сотворен в 4000 году до н.э., Потоп произошел в 2500 году до н.э. Принимая эти две даты, трудно поместить дату прихода Ариев в Индию ранее 1500 года до н.э.

Мюллер, следовательно, допускал, что пять пластов четырех «Вед» и «Упанишады» были созданы в 200-летний период до Будды (500 год до н.э.) Однако, в самом ведийском санскрите имеется больше изменений, чем в классическом санскрите со времен Панини, который, как также считается, жил в период около 500 года до н.э. (2500 лет назад). Отсюда ясно, что каждый из этих периодов мог существовать на протяжении любого количества веков, и каждый 200-летний период совершенно произволен и, вероятно, слишком короток.

Этими же учеными, многие из которых также были христианскими миссионерами, не симпатизировавших «Ведам», допускалось, что ведийская культура была культурой грубых, примитивных кочевников из Центральной Азии. Следовательно, они не могли основать какую-либо городскую культуру подобную культуре долины Инда. Единственной основой для этого была довольно сомнительная интерпретация «Риг Веды», которую они сделали, игнорируя сложную и тонкую природу представленной в ней культуры.

Между тем, также указывалось, что в середине второго тысячелетия до н.э. на Среднем Востоке происходило множество индоевропейских вторжений, где индоевропейцы — Гиттиты, Митанни, Касситы — завоевали Месопотамию и правили ею на протяжении нескольких веков. Арийское вторжение в Индию становилось другой версией того же самого движения индоевропейских народов. Вдобавок к этому, исследователи долины Инда, так же как и Вилер (Wheeler) полагали, что они обнаружили свидетельства разрушения культуры в результате внешнего вторжения, подтверждая тем самым вышеуказанную точку зрения.

Ведийская культура, таким образом, стала считаться культурой грубых, примитивных кочевников, которые пришли из Центральной Азии с их конными колесницами и сделанным из железа оружием, и разрушили города более развитой культуры долины Инда, благодаря лучшему боевому искусству. Указывалось на то, что в долине Инда не было обнаружено никаких [свидетельств присутствия] лошадей, колесниц или железных изделий.

Вот так сформировалась теория арийского вторжения и сохранилась до настоящего времени. Хотя было обнаружено немногое, что подтверждает эту теорию, было много колебаний, чтобы усомниться в ней, и гораздо меньше, чтобы отказаться от нее.

В ходе дальнейших раскопок [останки] лошади были обнаружены не только в долине Инда, но также в доиндских местах. Таким образом, было доказано использование лошадей на протяжении всего периода истории древней Индии. Также были найдены свидетельства колеса, признаки, указывающие на колесо со спицами, что предполагает использование колесниц.

Более того, вся идея о кочевниках с колесницами была подвергнута сомнению. Колесницы не являются средством передвижения кочевников. Они могли использоваться только в древних городских культурах, где имелись большие участки ровной поверхности, среди которых долина реки в Северной Индии была наиболее пригодной для этого. Колесницы совершенно непригодны для пересечения гор и пустынь, как того требовало так называемое арийское вторжение.

То, что ведийская культура использовала железные изделия и, следовательно, должна вести исчисление от более поздней даты, чем возникновение представлений о железе, представление о железе (около 1500 года до н.э.) вращается вокруг значения ведийского термина «айас», интерпретируемого как железо. «Айас» в других индоевропейских языках, подобных латыни и германскому, обычно означает медь, бронзу или драгоценный металл в общем смысле, а не конкретно железо. Нет никакой причины настаивать на том, что в более ранние ведийские времена «айас» означало железо, так как другие металлы не упоминаются в «Риг Веде» (за исключением золота, о котором обычно говорится больше, чем об «айас»). Более того, «Атхарва Веда» и «Яджур Веда» говорят о различных цветах «айас» (таких как красный и черный), показывая, что это был общий термин. Отсюда ясно, что термин «айас» в общем смысле обозначал металл, а не конкретно железо.

Более того, в «Риг Веде» говорится, что враги ведийцев тоже используют «айас», даже при строительстве их городов, так же как и сами ведийцы. Следовательно, в ведийской литературе нет ничего указывающего на то, что, либо ведийская культура была культурой основанной на железе (изделиях из железа), либо их враги не знали о железе.

«Риг Веда» описывает ее Богов как «разрушители городов». Это также было использовано для того, чтобы рассматривать ведийскую культуру как примитивную и неурбанистическую, как культуру, разрушающую города и городскую цивилизацию. Однако, в «Риг Веде» также есть много строк, где говорится, что Арии имели их собственные города и были защищены городами, количество которых доходило до сотни. Такие арийские Боги как Индра, Агни, Сарасвати и Адитьи почитались как покровительствующие городам. Многие властители древнего мира, включая Египет и Месопотамию, имели титулы разрушителей или покорителей городов. И это не делает их кочевниками. Города разрушаются в современных войнах, и это не превращает тех, кто совершает это, в кочевников. Следовательно, представление о ведийской культуре как о разрушающей, а не созидающей, основано на игнорировании того факта, что «Веды» в действительности говорят об их собственных городах.

Дальнейшие раскопки показали, что культура долины Инда была разрушена не внешним вторжением, а внутренними причинами, наиболее вероятно наводнениями. Недавно в Индии были обнаружены города (такие как Дварака и Бет Дварака), которые являются промежуточными между поселениями культуры Инда и более поздними, которые посещали греки. Это может устранить так называемый «темный век», сопровождающий предполагаемое арийское вторжение, и показывает непрерывность проживания в городах, начиная с культуры долины Инда.

Интерпретация религии культуры долины Инда, сделанная в данном случае учеными, которые, как и Вилер, не были специалистами в области религии и совсем мало знакомы с Индуизмом, была следующей: эта религия отличалась от ведийской и была больше похожа на более поздний шайвизм (шиваизм). Однако находки, сделанные при раскопках в поселениях долины Инда как в Гуджарате (Лотхал), так и в Раджастане (Калибанган), указывают на большое количество огненных алтарей, подобных тем, что использовались в ведийской религии. Также найдены кости крупного рогатого скота, черепки, раковины с украшениями из драгоценных камней и другие предметы, которые использовались в ритуалах, описанных в «Ведических брахманах». Следовательно, культура долины Инда представляет свидетельства многих ведийских ритуалов, что не может быть простой случайностью. То, что некоторые из них выглядят для специалистов по раскопкам как не ведийские, может быть также отнесено к их недопониманию или отсутствию знаний о ведийской и индусской культуре в целом, где ведизм и шайвизм (шиваизм) представляют одну и ту же основную традицию.

Мы должны помнить, что руины необязательно имеют только одно объяснение. Да и умение обнаруживать руины необязательно дает способность верно интерпретировать их.

Благодаря ведийскому представлению о войне между светом и тьмой считалось, что люди Вед были светлокожей расой, подобной европейской; и ведийцы стали считаться детьми света или солнца. Однако эта же идея о войне между светом и тьмой существует в большинстве древних культур, включая иранскую и египетскую. Почему же мы не истолковываем их писания как войну между людьми со светлой и темной кожей? Это чисто поэтическая метафора, а не культурное утверждение. Более того, в Индии не найдено никаких реальных следов такой расы.

Антропологи обнаружили, что современное население Гуджарата состоит из более или менее тех же этнических групп, упомянутых в Лотхал в 2000 году до н.э. Подобным образом современное население Пенджаба считается этнически таким же, как и население Хараппа и Рупара 4000 лет назад. Лингвистически современное население Гуджарата и Пенджаба принадлежит к индоарийской языковой группе. Единственный вывод, который может быть сделан на основе антропологических и лингвистических свидетельств, приведенных выше, таков: хараппское население долины Инда и Гуджарата в 2000 г. до н.э. состояло из двух или более групп, а более преобладающая среди них имела очень близкое этническое родство с современным населением Индии, говорящем на индоарийском.

Другими словами, нет никаких расовых признаков какого-либо индоарийского вторжения в Индию, а обнаруживается лишь неразрывность поколений одной и той же группы людей, которые традиционно считали себя Ариями.

На самом деле существует многое, что доказывает ведийскую природу культуры долины Инда. Результаты последних раскопок показали, что подавляющее большинство поселений культуры долины Инда располагалось восточнее, а не западнее Инда. Действительно, наибольшая концентрация поселений в Пенджабе и Раджастане обнаруживается вблизи берегов пересохших рек, протекавших там в древние времена — Сарасвати и Дришадвати. Считается, что ведийская культура была основана мудрецом Ману между берегами рек Сарасвати и Дришадвати. Сарасвати, восхваляемая как главная река (надитама) в «Риг Веде», является наиболее часто упоминаемой в этом сочинении. В тексте говорится, что она очень полноводна и широка, даже бесконечна в своей величине. О Сарасвати говорится как «о чистой реке в течении от гор к морю». Следовательно, люди Вед были хорошо знакомы с этой рекой и считали ее своей родиной с незапамятных времен.

Сарасвати, как показывают современные исследования, была одной из самых больших, если не величайшей рекой Индии. В древние и доисторические времена однажды пересохли реки Сатледж, Ямуна и Ганга, течение которых намного отличалось от их современного. Однако река Сарасвати пересохла в конце эпохи культуры долины Инда и до так называемого вторжения Ариев, или до 1500 года до н.э. Фактически, это могло стать причиной конца культуры долины Инда. Откуда Арии «Вед» могли знать об этой реке и основать их культуру на берегах реки, которая высохла до их прихода? Действительно, Сарасвати, как она описана в «Риг Веде», выглядит такой до эпохи культуры долины Инда, так как в Индскую эпоху река уже стала пересыхать.

Ведийские и поздние ведийские тексты содержат также интересные астрономические сведения. Ведийский календарь был основан на астрономических наблюдениях равноденствия и солнцестояния. Такие тексты как «Веданга Джийотиш» говорят о времени, когда весеннее равноденствие находилось посередине созвездия Aslesha (или около 23° 20′ Рака). Это приводит нас к дате — 1300 год до н.э. «Яджур Веда» и «Атхарва Веда» говорят о весеннем равноденствии в созвездии Криттика (Плеяды; ранее Телец) и летнем солнцестоянии (айана) в Магха (ранее Лев). Это дает дату 2400 год до н.э. Упоминаются и более ранние эпохи, но на эти две имеются многочисленные ссылки, подтверждающие их. Это доказывает, что ведийская культура существовала в те времена и уже имела сложную астрономическую систему. Такого рода ссылки были просто проигнорированы западными учеными или объявлены неразборчивыми, так как это приводило к более ранней дате для «Вед», чем та, которой придерживались ученые, а не потому, что такие ссылки не существовали.

Ведийские тексты, подобные «Шатапатха Брахмана» и «Айтирийа Брахмана», упоминающие эти астрономические ссылки, перечисляют 11 ведийских королей, включая множество персонажей, которые, как говорится, покорили индийский регион от моря до моря». В них говорится о землях Ариев от Гандхара (Афганистан) на западе до Видеха (Непал) на востоке и Видарбха (Махараштра) на юге. Отсюда следует, что ведийцы были в тех районах ко времени равноденствия в созвездии Криттика, или до 2400 года до н.э. Эти утверждения были также проигнорированы западными учеными, и было сказано, что в «Ведах» нет никаких свидетельств крупных империй, существовавших в Индии ведийских времен. Таким образом, стиль игнорирования литературных свидетельств или их ошибочная интерпретация для того, чтобы подогнать их под идею арийского вторжения, стали преобладать. Доходило даже до того, что изменялись значения некоторых ведийских слов.

Согласно этой теории люди «Вед» были в Пенджабе кочевниками, пришедшими из Центральной Азии. Однако, в самой «Риг Веде» имеется почти сотня ссылок на океан (самудра), а также дюжина ссылок на суда и реки, текущие к морю. Ведийские прародители, такие как Ману, Яду, Турваша и Бхуджью, являются персонажами, действующими во время наводнения и спасшихся от него морем. Ведийский бог моря, Варуна, является отцом многих ведийских провидцев и их родов, таких как Вашиштха, Агастийа и Бхригу. Чтобы сохранить идею арийского вторжения стало допускаться, что ведийский (и, более поздний, санскритский) термин для океана «самудра» изначально означал не океан, а большой объем воды, особенно реку Инд в Пенджабе. Ясное и понятное значение термина в «Риг Веде», подтверждаемое в более поздние времена такой рекой как Сарасвати, о которой говорится, что она впадает в море, было изменено так, чтобы его можно было подогнать к теории вторжения Ариев. А если мы посмотрим на алфавитный указатель к переводу «Риг Веды», например, Гриффита, который придерживался мнения, что «самудра» на самом деле не означает океан, мы найдем более 70 ссылок на океан или море. Если «самудра» не означает океан, то почему этот термин был так переведен? Следовательно, безосновательно считать, что ведийские короли правили в Центральной Азии, вдали от какого-либо океана или такой большой реки Сарасвати, которая представляла основу их земель и символизм их гимнов.

Одним из самых поздних археологических представлений считается то, что доказательствами ведийской культуры являются гончарные изделия, появление которых относится к дате около 1000 года до н.э. Эти изделия приходят из того же региона между реками Ганга и Ямуна, к которому относится поздняя ведийская культура. Эти изделия считаются поделками низшего сорта и связываются с применением железа, о котором, как считается, говорится в «Ведах». Однако это ассоциируется с культурой разведения свиней и выращивания риса, а не с культурой разведения коров и выращивания ячменя, о чем говорится в «Ведах». Более того, сейчас обнаруживается органическая связь при развитии самобытного гончарного ремесла, а не привнесение его извне захватчиками.

Культура гончарных изделий представляет самобытную культуру и не отражает какого-либо культурного нашествия с Запада, т. е. индоарийского вторжения. Таким образом, нет никаких археологических свидетельств, подкрепляющих идею индоарийского вторжения.

В дополнение ко всему обнаружилось, что Арии, особенно Гиттиты, были, по крайней мере, в 2200 году до н.э. в регионе Среднего Востока, где о них уже есть упоминания. Следовательно, дата арийского вторжения на Средний Восток отодвигается на несколько веков назад, хотя свидетельства пока таковы, что поселенцы горных районов Среднего Востока были индоевропейцами, насколько записанная история может доказать.

Арийские Касситы древнего Среднего Востока поклонялись ведийским Богам, подобным Сурье и Марутам, а также Богу, называемому Гималайя. Арийские Гиттиты и Митанни поклонялись ведийским Богам Индра, Митра, Варуна и Насатьи около 1400 года до н.э. У Гиттитов имеется трактат по состязаниям колесниц, написанный почти на чистом санскрите. Таким образом, индоевропейцы древнего Среднего Востока говорили на индоарийских, а не индоиранских языках, что также показывает существование в том районе ведийской культуры.

Как свидетельствуют многочисленные знаки, найденные в руинах, культура долины Инда имела форму письма, которая, как допускалось, была

не ведийской, а, вероятно, Дравидской, хотя это никогда не было доказано. Сейчас показано, что подавляющее большинство поздних Индских знаков идентично знакам более поздней, индусской брахми, и между ними имеется органическая связь. Преобладающие сейчас модели предлагают индоевропейскую основу этого языка.

Также допускалось, что культура долины Инда является унаследованной от цивилизации Среднего Востока, вероятно Шумеры, т. к. следы ее прошлого в Индии не были найдены. Недавние французские раскопки в Мехргархе показали, что все следы, предшествующее культуре долины Инда, могут быть найдены в пределах субконтинента и уходят в прошлое к 6000 г. до н.э. Короче говоря, некоторые западные ученые начинают отвергать идею арийского вторжения или какого-либо внешнего происхождения индусской цивилизации.

Современные археологические данные не поддерживают представление о существовании индоарийского или индоевропейского вторжения в Южную Азию в какой-либо до- или протоисторический период. Вместо этого возможно археологически подтвердить последовательность культурных изменений, отражающих развитие самобытной культуры от доисторического периода к историческому. Ранняя ведийская литература описывает не человеческое вторжение в эту область, а фундаментальную перестройку самобытного общества. Индоарийское вторжение, как академическая концепция Европы 18 и 19 веков, отражало культурную среду того периода. Лингвистические данные использовались для обоснования этой концепции, что, в свою очередь, использовалось для интерпретации археологических и антропологических данных.

Другими словами, ведийская литература интерпретировалась на допущении индоарийского вторжения. Затем археологические находки интерпретировались на том же допущении. И обе интерпретации затем были использованы для подтверждения друг друга. Это не что иное, как тавтология, упражнение в мышлении по кругу.

Другой современный западный ученый Колин Ренфрю (Colin Renfrew) определяет дату появления индоевропейцев в Греции как 6000 год до н.э. Он также высказывает мысль о возможности такой же даты проникновения индоевропейцев в Индию.

Насколько я вижу, в гимнах «Риг Веды» нет ничего указывающего на то, что популяция, говорящая на ведийском, была незваным гостем в этом регионе. Это, скорее, идет от исторического допущения «прихода индоевропейцев».

Когда Вилер говорит об «арийском вторжении на землю семи рек, Пенджаб», то у него, насколько мне видится, совершенно нет никаких оснований для этого. Если проверить в «Риг Веде» дюжину ссылок на семь рек, то в них нет ничего, что для меня подразумевает вторжение: земля семи рек — это земля «Риг Веды», сцена действия. Да это и подразумевает, что жители городов, обнесенных стенами (включая Дасью), были в большей степени исконными жителями, чем сами Арии.

Несмотря на пояснения Вилера, трудно увидеть, что есть «особенно неарийского» в отношении цивилизации долины Инда. Исходя из этого, Ренфрю высказывает мысль, что цивилизация долины Инда была на самом деле индоарийской даже до эпохи долины Инда.

Гипотеза о том, что на ранних индоевропейских языках говорили в Северной Индии, Пакистане и Иранском плоскогорье в 6 тысячелетии до н.э. имеет достоинство в том, что она гармонично уравновешивает теорию происхождения индоевропейских языков в Европе. Она также подчеркивает неразрывность [по времени] долины Инда и смежных территорий от раннего неолита до периода цивилизации долины Инда.

Нельзя сказать, что такие ученые высоко ценят и понимают «Веды», в этом отношении их работы оставляют желать большего, но ясно, что вся система взглядов, выстроенная вокруг вторжения Ариев, начинает разваливаться по частям. Кроме того, это не означает, что «Риг Веда» ведет исчисление от эпохи долины Инда. Культура долины Инда имеет сходство с той, что описана в «Яджур Веде», и они отражают доиндский период Индии, когда река Сарасвати занимала более заметное положение.

Принятие такой точки зрения могло бы совершить революцию в нашем взгляде на историю подобную той, что произвела в науке теория относительности Эйнштейна. Это сделало бы древнюю Индию, возможно, самой древней, величайшей и играющей центральную роль древней культурой. Это бы означало, что ведийская литература, уже старейшая и обширнейшая в древнем мире 1500 г. до н.э., содержит записи учений, возраст которых на несколько веков и тысячелетий старше этой даты. Это бы означало, что «Веды» являются нашей наиболее достоверной, подлинной записью древнего мира. Это также вело бы к обоснованию той ведийской точки зрения, что индоевропейцы и другие арийские народы были мигрантами из Индии, а не того мнения, что индоарии вторглись в Индию. Более того, это бы означало, что дравидийцы через провидца Агастийа ранее были боковыми ветвями рода ведийцев, а не неарийских народов.

В заключение важно рассмотреть социальный и политический подтекст идеи арийского вторжения.

Первое: она служила разделению Индии на северную, арийскую, и южную, дравидскую, культуры, что породило неприязнь между ними.

Второе: она оправдывала британское вторжение в Индию. Последние могли заявлять, что делают только то, что арийские прародители индусов сделали тысячелетия назад.

Третье: она делала ведийскую культуру более поздней и, возможно, происходящей от культур Среднего Востока. Близость и родство последних с Библейской и христианской, держало индусскую религию как побочную по отношению к развитию религии и цивилизации Запада.

Четвертое: она позволила придать греческую базу наукам Индии, тогда как любая ведийская основа в значительной степени признавалась негодной из-за примитивной природы ведийской культуры.

Это дискредитировало не только «Веды», но и генеалогию «Пуран», их длинный перечень королей до Будды или Кришны был оставлен без какой-либо исторической основы. «Махабхарата» вместо гражданской войны, в которой принимали участие, как это описано, все основные правители Индии, стала столкновением местного масштаба между маловажными принцами, и что позже это было преувеличено поэтами. Короче говоря, это дискредитировало большую часть индусской традиции и почти всю ее литературу. Это превратило их священные писания и сказания в преувеличения и фантазии. Это служило социальным, политическим и экономическим целям господства, доказательства превосходства западной культуры и религии. Это заставляло индусов чувствовать, что их культура была не такой великой, как об этом говорили их провидцы и прародители. Это заставляло индусов чувствовать стыд за их культуру из-за того, что она не имела ни исторической, ни научной основы. Это заставило их полагать, что главная линия развития цивилизации прошла сначала через Средний Восток, а затем Европу, и что культура Индии была периферийной и вторичной по отношению к реальному развитию мировой культуры.

Такая точка зрения представляет собой не хорошую ученость, а является просто культурным империализмом. Западные специалисты по «Ведам» делали в интеллектуальной сфере то, что британская армия сделала в политической области — дискредитировала, разделила и поработила индусов.

Короче говоря, аргументы теории арийского вторжения были ни литературными, ни археологическими, но политическими и религиозными, можно сказать, не ученость, а предвзятое мнение. Такое предубеждение могло быть не преднамеренным, а глубоко устоявшимися политическими и религиозными взглядами, которые затуманивают и затемняют наше мышление.

Несчастье в том, что этот подход не был подвергнут сомнению и заново исследован, в частности, индусами. Даже хотя индийские специалисты в области «Вед», такие как Дайананда Сарасвати, Бал Гангадхар Тилак и Ауробиндо отвергли его, большинство индусов сегодня пассивно принимают его. Они позволяют западным ученым, в основном христианам, интерпретировать свою историю для самих себя, и вполне естественно, что роль Индуизма принижается. Многие индусы до сих пор принимают, читают или даже хвалят переводы «Вед», сделанные такими учеными, христианскими миссионерами, как Макс Мюллер, Гриффит, Вильяме и Х. Вилсон. Приняли бы в наше время христиане интерпретацию Библии или Библейских историй, сделанную индусами, нацеленную на обращение их в Индуизм? Университеты Индии также пользуются западными книгами по истории и западными переводами «Вед», предлагающих такие взгляды, которые очерняют их собственную культуру и страну.

Современный западный академический мир чувствителен к критике культурной и социальной предвзятости. Поход против необъективной интерпретации «Вед» означал бы для ученых пересмотр многих исторических представлений, которые не перенесут объективных исследований. Если индусские ученые молчаливо или пассивно будут принимать неверное истолкование их собственной культуры, то такое положение будет, несомненно, сохраняться, и им некого будет винить, кроме самих себя. Этот предмет спора нелегко принять, поскольку то, как культура определяется исторически, создает перспективу, с которой она рассматривается в современном социальном и интеллектуальном контексте. Терпимость не есть позволение пропагандировать без обсуждения ложные взгляды чьей-либо собственной культуры и религии. Это просто самопредательство.

‛Knowledge of Reality“, issue 16, ‛The Myth of the Aryan Invasion of India ‛ by David Frawley
Перевод: Гулик И. В.
                P. S. От переводчика. В своем выступлении 7 декабря 1991 года на публичной программе в Мадрасе, Индия, Ее Святейшество Шри Матаджи Нирмала Деви сказала: «Мифология — это не абсурд. На девяносто процентов это абсолютно то, что было» ('The Divine Cool Breeze', vol. 6, No 6, July 1992).
 
< Пред.   След. >
Лекции Матери - Сахаджа Йога - Шри Матаджи © 2017